Владимир (wg_lj) wrote,
Владимир
wg_lj

Categories:

Эрнст Никиш. Основные линии европейской политики (4)

Кромвель

В Англию господство феодального сословия пришло около 1000 года, перевезенное Вильгельмом Нормандским через канал из Франции. Оно двинулось в путь, исполняя в Британии папское поручение: подчинить англосаксонских уроженцев Риму. Позднее это сословие истощило все свои силы в Столетней войне и в войнах Алой и Белой роз; кровопускание в ходе этих войн было настолько обильным, что прилива англосаксонской крови в высшее нормандское сословие уже нельзя было избежать. Из памяти англосаксонского мелкопоместного дворянства не изгладились еще воспоминания о викингах скандинавского происхождения. Часть этого мелкопоместного дворянства, джентри, поддерживала хорошие отношения с городскими торговцами, сукноделами и судовладельцами; таким образом, ее интересы тесно переплетались с интересами предпринимателей, чувствовавших себя стесненными феодальным строем. При Генрихе VIII Англия отделилась от Рима, отделившись тем самым и от остального европейского материка. Скромно отступая в сторону, проявляя сдержанные манеры, она отрекомендовалась и пошла собственным путем, не имея в своем невозмутимом спокойствии ничего общего с напряженной от кризиса страстностью, с которой Германия вырывалась из сферы влияния Рима. Немецкий протестантизм был проявлением бурного сопротивления Риму; английская Реформация, напротив, состояла в хладнокровно принятом решении не принимать больше Рим во внимание. Можно сказать, что международное положение предоставило викингу-аристократу, снабженному тщательно взвешенной дозой буржуазного духа предприимчивости, единственный в своем роде шанс: если бы он смог, ища приключений, проникнуть на чужие континенты, тогда ценой его деятельной отваги ему достались бы не только большие богатства, но удалось бы даже и создание обширной империи.

В революции Кромвеля воспрял по-буржуазному расчетливый викинг; он победил, лишив собственности феодалов, которым было знакомо лишь беспечное существование господ в своих поместьях. Время «кавалеров», горизонт которых охватывал в лучшем случае Париж, Мадрид и Рим, прошло; по большей части они пали в сражениях, выжившие же вынуждены были просить пощады. Круглоголовым было присуще честолюбие большого торгового мореплавания; они придерживались лондонского city и вглядывались в пределы океанов.

Англосаксонская кровь освобождалась от норманнского экономического и культурного влияния и засилья тем же способом, каким позже во время французской революции галлы и кельты ликвидировали германское напластование. Англосаксонского революционера неотвратимо влекло к дальним землям; он презирал благовидное и сытое счастье оставаться дома. Он был человеком, обосновывавшимся везде, где надеялся на добычу и прибыль; однако он никогда не упускал случая перекинуть объединяющий мост от места своего охотничьего угодья к своей родине.

Так он создавал свою империю: он включил в нее цветные народы. Его империя с самого начала делала особый упор на угнетении и эксплуатации цветных. В отличие от отношения между высшим и низшим классами единого национального организма, отношение охотника за наживой к цветному имеет свой, ему одному присущий оттенок; это стиль стихийного отношения рабовладельца к своему рабу. Но современность требует уступок; в своем неприкрытом первобытном состоянии это стихийное отношение не является особенно выгодным. Чтобы не приобрести дурную славу, рабовладелец должен соблюдать целый ряд правил игры, он должен владеть особым искусством господствования. Он должен быть гуманным рабовладельцем. Его рабовладельческая сущность основывается при этом на его инстинктах, его гуманизм — на муштре и боевой выучке. В свойственном ему неповторимом сочетании аристократической благовоспитанности, хищной алчности викинга и буржуазного предпринимательского инстинкта англосаксонский джентльмен представляет собой наиболее удавшийся тип капиталистически-империалистического человека; именно благодаря этим своим данным он и добился в мире больше, чем кто-либо другой. Его господство является тем более величественным, что заставляет считаться с собой в самых дальних землях, тем более благонадежным, что оно не подвластно никакому контролю, тем более своевольным и беспощадным, что это чужую кровь он подчиняет своей воле.

Правда, чтобы быть успешным во всем, англосаксонскому джентльмену жизненно необходимы цветные народы; американская война за независимость научила его, что гуманность не усмиряет белого человека, если она своим медом лишь смягчает горький вкус рабовладения. Из столетия в столетие в доминионах белых ему приходилось становиться все осторожнее; Ирландия вплоть до сегодняшнего дня отказывается добровольно подчиниться его общественной системе. Там, где жизненный уклад римского мира оставил свой след в античной или хотя бы в церковной форме, он никогда не станет владыкой душ и земель. Ни в Европе, ни в Северной Африке, ни в Центральной и Южной Африке он так и не смог прочно и надолго обосноваться. Британское господство смогло удержаться лишь там, где были новые земли, там, где римское представление об общественном строе еще не зарекомендовало себя, формируя общественное устройство.

Британская империя не пошла по проторенной Римской империей дороге, как это сделала Германская империя Средневековья, — она пошла своим собственным путем. В сущности, англосаксы были единственными германцами, которым удалось создание самобытной империи. В них сконцентрировалась имперская сила всего германского духа. С тех пор как появилась английская мировая империя, все остальные германские народы двигаются по периферии мировой политики; они либо плывут за английским буксиром, либо играют роль «оруженосцев» Англии на суше, как последыши, остающиеся ни с чем, от которых откупаются убого отмеренной и определенной лишь долгом подачкой.

Tags: Англия, Германия, Эрнст Никиш, история
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment