Владимир (wg_lj) wrote,
Владимир
wg_lj

Categories:

История ЮАР (8)

Глава седьмая. Апартеид - рай для белых

Всеобщие парламентские выборы 1953 года показали, что политику правящей партии одобряет большинство граждан Союза: националисты увеличили число своих депутатов до 94, Объединенная партия получила 57 мест, и еще 5 мандатов досталось депутатам-лейбористам.
Даниэль Малан сохранял свой пост до 29 октября 1954 года, когда по состоянию здоровья в возрасте 80 лет вынужден был подать в отставку. К этому моменту правительство провело через парламент еще ряд законов, укрепивших здание апартеида. Закон о внесении изменений в правила иммиграции запретил въезд из Индии в Южную Африку женам и несовершеннолетним детям индийцев, постоянно проживающих в ЮАС. Закон о разделении различных средств обслуживания разрешил всем лицам, заведующим публичными заведениями или перевозочными средствами, выделять их в исключительное пользование одной расы (до этого подобные законы действовали на муниципальном и провинциальном уровне, и то не везде}. Закон о туземной рабочей силе и урегулировании трудовых конфликтов запретил африканским рабочим бастовать и установил сложную процедуру урегулирования трудовых промышленных конфликтов. Закон о расселении туземцев создал бюро по расселению с задачей выселения 57 тысяч африканцев из Софиатауна, Мартиндейла, Ньоклера и Пейджвью, так называемых "черных пятен" в западных районах Йоханнесбурга. В новых районах было предписано разделить всех африканцев сегрегационными стенами по племенному признаку.
Малан предложил в качестве своего преемника кандидатуру Николаса Хавенги (он исполнял обязанности премьера до 30 ноября), но парламент настоял на более энергичном и фанатичном лидере - руководителе трансва-альского отделения Национальной партии Йоханнесе Стрейдоме. Как и Малан он был в прошлом пастором и занимал видное положение в "Брудербонде".
Первым делом Стрейдом подтвердил неизменность прежнего курса: "Прежде чем Национальная партия сможет достигнуть своей конечной цели - республики, она должна будет разрешить цветную проблему. Всякий, кто попытается помешать планам правительства по проведению в жизнь политики апартеида или попытается уклониться от выполнения своего долга в достижении этой цели, будет считаться таким же предателем, кактот, кто откажется взять в руки оружие для защиты своей страны. Главная цель апартеида - обеспечить сохранение господства белых (бааскап)".
Выступая против предложения ряда идеологов о тотальном разделении, Стрейдом заявлял, что полный территориальный раздел можно принять в качестве идеала, но на практике достигнуть его нельзя, потому что десятки тысяч людей использующих рабочую силу африканцев и цветных, никогда на это не согласятся. Здесь он следовал тактике Малана, который еще в 1948 году говорил: "Наша политика апартеида вовсе не означает, что мы собираемся выселить всех туземцев, проживающих ныне на территориях европейцев или приходящих туда работать, и отправить их всех в резерваты. Такое представление - карикатура на нашу политику".
При Стрейдоме окончательно выковалась структура Национальной партии, которая оставалась с этого момента неизменной, Партия имела федеральный статус, и состояла из партий четырех провинций (до 1978 года в нее входила также партия Юго-Западной Африки). Высшим исполнительным органом являлся Федеральный совет (по 7 делегатов от провинций и один представитель молодежной организации). Высшим руководящим органом для каждой партии был ежегодный провинциальный съезд, утверждавший (или отклонявший) решения Федерального совета и национального съезда партии (созывались в 1919, 1938, 1960 и 1982 годах). Контроль за выполнением решений провинциального съезда осуществлял Руководящий совет, возглавлявшийся лидером партии провинции. Власть на местах принадлежала окружным советам, руководство которых избиралось на окружной конференции или провинциальном съезде. Низовой партийной ячейкой было отделение, численностью до 500 человек (из групп по 10-20 членов). Членом Национальной партии мог стать любой белый житель Южной Африки не моложе 18 лет (в Натале -17 лет). Членство в партии обязывало "поддерживать всех африканеров", требовало "непреклонного соблюдения партийных принципов" и предполагало "исключительную и абсолютную верность". Подготовкой кандидатов в члены партии из числа молодежи занимался Национальный молодежный союз, председатель которого входил в Федеральный совет партии.
Законотворчество правительства Йоханнеса Стрейдома продолжало следовать по пути укрепления апартеида. На сессии 1955 года были приняты поправки к закону о туземцах, проживающих в городах. Домовладельцам было запрещено, чтобы в любом принадлежащем им доме проживало одновременно более пяти африканцев. Закон был направлен против так называемых "чердачных жителей" - все возрастающего числа негритянской домашней прислуги, размещавшейся как правило на чердаках жилых домов. Только в Йоханнесбурге около 20 тысяч негров очистили эти помещения и переселились за городскую черту. Кроме того, поправка дала городским властям право, в случае если они сочтут, что проживание в их городе того или и ног о африканца вредит спокойствию и порядку, приказать ему покинуть город в назначенный срок (мера была направлена в основном против политических агитаторов). Поправка к закону об автобусных и трамвайных сообщениях ввела апартеид на транспорте на всех территориях ЮАС, где его до этого не было. Закон об арбитраже в промышленности разделил профсоюзы по расовому признаку и закрепил за каждой расой определенные виды работы.
На сессии 1957 года был принят закон о внесении изменений в законодательство о туземцах. В соответствии с ним, прекращался допуск африканцев на любое богослужение в церквах, расположенных на белых территориях. Поправка к закону о расселении по расовым группам запретила представителям одной расовой группы вход в кинотеатры, рестораны, кафе, чайные и столовые, зарезервированные за другими расовыми группами. Закон о борьбе с безнравственностью повысил максимальное наказание за внебрачные связи между белыми и неевропейцами до 7 лет тюремного заключения. Преступлением объявлялось теперь и склонение к совершению непристойного или безнравственного акта. Весьма суровое наказание грозило нарушителю закона за распространение и за хранение порнографии. К слову, даже в начале 1990-х годов такого рода "печатная продукция" в ЮАР не издавалась, а тем лицам, которые пытались провести журналы "фривольного содержания" через границу грозили ощутимые последствия. Вне закона был объявлен даже такой "почти нейтральный" журнал, как "Playboy".
Стрейдому удалось довольно успешно понизить активность негритянских радикалов и коммунистов. Этому способствовало, во-первых, то, что в результате государственного вмешательства в армии, полиции и государственном аппарате были проведены новые масштабные перестановки, в результате чего все сколько-нибудь ответственные посты в этих структурах заняли африканеры, приемлемые для "Брудербонда". Во-вторых, функции и численность полиции были значительно расширены. В-третьих, были приняты поправки к закону о мятежных сборищах и подавлении коммунизма.
Теперь дорога к окончательному разрешению болезненного вопроса о советских представительствах (очагов распространения терроризма и бунтарских настроений среди черных) была расчищена. Министр юстиции Сварт в ответе на вопрос журналистов о том, не стоит ли закрыть советское генконсульство, ответил: "Правительство рассматривает этот вопрос, и весьма серьезно". Штат консульства постоянно сокращался, поскольку новым работникам, в том числе и консулам, власти ЮАС отказывали в визах. На территории ЮАС, наконец, было запрещено распространение советской периодики, а затем консульство лишили курьерской связи. В конце концов, 1 февраля 1956 года правительство ЮАС направило генеральному консулу Иванову ноту о закрытии консульства. В ней говорилось: "Открытие советского консульского представительства в Южно-Африканском Союзе было вызвано лишь необходимостью, связанной с последней мировой войной... Генеральное консульство развивало и поддерживало контакты с лицами, ведущими а ЮАС подрывную работу... Правительство убедилось, что советское консульское представительство не служит интересам мира и благополучия Южной Африки, и приняло решение о том, что его деятельность должна быть прекращена".
Перед отъездом из Южной Африки Иванов дал интервью йоханнесбур-гской газете "Стар". Он заявил, что закрытие консульства - "трагедия для обеих наших стран, особенно для Южной Африки", а затем почему-то начал утверждать, что "Россия - свободная страна", где "вы можете делать любые фотографии и снимать любые фильмы и можете быть уверены, что полицейские шпики не будут следить за вами". Когда же журналист резонно заметил, что советским гражданам не разрешают ездить за границу, последовал оригинальный ответ: "русские могут путешествовать где угодно. Но наша страна столь красива, что они считают: зачем нам ехать куда-то, когда в России так много прекрасного". Иванов полностью отрицал, что в составе консульства были разведчики: "Это абсолютно нелепо".
Между тем, сегодня известно, что предшественник Иванова Дождалев был ни много ни мало генералом КГБ. В своих воспоминаниях этот чекист охарактеризовал свою работу так: "Регион был несколько в стороне от игры главных политических сил. Нашу разведку интересовала не сама Южная Африка, и поведение здесь американцев и англичан. Было похоже, что натовское командование предполагает использовать военно-морскую базу в Сай-монстауне. По приглашению властей с группой дипломатов я бывал на той базе, поднимался на борт южноафриканского крейсера... Самые близкие отношения сложились у консульских работников с видными южноафриканскими коммунистами - Брамом Фишером, Юсуфом Даду, Брайеном Бантин-гом, Рут Ферст, некоторыми другими. Мы поддерживали тесные связи, бывали у них дома, приглашали к себе. Делать это приходилось осторожно... Хорошим поводом для контактов с людьми, которых надо было видеть, были кинопросмотры... Пользуясь этим случаем, можно было назначить встречи в консульстве".
Стрейдом умер 24 августа 1958 года. До всеобщих парламентских выборов 1958 года обязанности премьера исполнял Чарлз Сварт. Выборы принесли Национальной партии новый оглушительный успех. Подавляющее число белых южноафриканцев (в том числе и англичан) отдали свои голоса за националистов, которые заняли 103 депутатских места. Главой государства стал харизматический лидер Трансвааля Хендрик Френш Фервурд. Годы его правления можно назвать "золотой эрой апартеида". Фервурда любили и уважали практически все белые граждане Южной Африки. Он стал подлинным вождем единой нации, чему во многом способствовали и его благодетели - скромность, твердая вера, непримиримость к политическими экономическим дельцам. Именно ему удалось осуществить давнюю мечту всех африканеров - создать полностью независимую республику. Фервурд был последним лидером Южной Африки, кто отрицал не только коммунизм, но и капитализм (хотя последний и не подавлялся).
Фервурду удалось успешно отбивать атаки либералов и лондонских политиков. Назойливость последних и привела к полному политическому разрыву с метрополией. 3 февраля британский премьер-министр Гарольд Макмиллан произнес в Кейптауне речь, которая была названа "О ветре перемен". В ней он выразил резко отрицательное отношение своего правительства к расовой политике Южно-Африканского Союза. 16 апреля некий Дэвид Пратт совершил покушение на Фервурда, когда тот открывал выставку в Йоханнесбурге. Хотя Пратт был признан невменяемым и заключен в психиатрическую лечебницу (где он спустя несколько месяцев покончил жизнь самоубийством), в глазах африканерского общества попытка убить их премьера была связана с позицией Англии. Некоторые газеты прямо заявили, что Пратт являлся агентом британских спецслужб, или "по крайней мере, направлялся ими".
Так создалась благоприятная конъюнктура для решительных действий. На 3-ем национальном съезде правящей партии в Блумфонтейне Фервурд заявил: "Мне кажется, что белые нации готовы оставить белых в Южной Африке на произвол судьбы. Мы не принимаем ту точку зрения, что права белого меньшинства будут удовлетворены в многорасовом обществе, где белые будут соревноваться с черными на основе равенства, что, в конечном счете, может только означать создание черного правительства". Далее он выступил с предложением о провозглашении Южной Африки независимой от Великобритании республикой. 5 октября состоялся общенациональный референдум по этому вопросу. Хотя оппозиционная Объединенная партия и значительная часть англоязычных южноафриканцев была против республики, Фервурду удалось добиться победы при помощи нехитрых манипуляций. Так, был понижен возрастной ценз для белых, что позволило принять участие в плебисците большему числу африканеров (африканерские семьи были значительно более многодетны, чем английские).
Разумеется, это взбесило власти Великобритании (хотя они уже давно никак не влияли на политику ЮАС). В марте 1961 года в Лондоне прошла конференция премьер-министров стран-членов Британского Содружества, на которой Фервурда начали распекать за расистские порядки в его стране. Премьер-министр сразу же вывел Южную Африку из Содружества, а 31 мая 1961 года была провозглашена Южно-Африканская Республика. Состоявшиеся в том же году выборы еще более укрепили позиции Национальной партии, которая увеличила число своих мест в парламенте до 105.
Теперь Фервурд предпринял шаги по окончательному примирению с английской частью общества. В свой кабинет он ввел двух англоязычных министров, а Национальная партия развернула кампанию по привлечению в свои ряды белых южноафриканцев-неафриканеров. К середине 1960х годов число таковых возросло до 30% общего количества партии.
Важную роль здесь сыграла и позиция "Брудербонда". 1 августа 1962 года в циркуляре его председателя Пита Мейера определялись следующие задачи: "Сотрудничество между двумя белыми группами не означает, что мы, африканеры, должны внезапно и с чувством вины подчиниться англоговорящим южноафриканцам ради установления с ними контактов. Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы убедить их сотрудничать с нами на принципах Национальной партии; при этом не существует принципов или заповедей, которые мы могли бы принести в жертву. Мы должны постоянно следить за тем, чтобы африканер не англизировался больше, чем африкане-ризируется англоязычный южноафриканец. Наша цель - полный переход наших англоязычных сограждан на националистические позиции в политике и на африканерские позиции в вопросах культуры".
Фервурд был последовательным сторонником создания в стране бантустанов, или национальных отечеств банту, в которых африканцы могли бы продолжать развиваться в соответствии со своими собственными национальными традициями, не испытывая соблазнов разлагающей их европейской цивилизации. Премьер-министра поддержала влиятельная африкане-рская газета "Трансвалер": "Территориальный раздел приведет к тому, что европейцам придется самим выполнять всю необходимую работу. И этот великий идеал должен быть достигнут, если мы хотим и в дальнейшем сохранить и укрепить европейскую цивилизацию в южной части Африки. Между тем, надо честно и открыто сказать, что у большинства европейцев еще не проснулось сознание того, что это единственное средство спасти здесь цивилизацию. За три столетия в европейцах настолько укоренилась привычка думать, будто они выше некоторых видов работы, и что для выполнения таких работ существуют неевропецы, что они просто не мыслят себе, как может быть иначе".
В начале 1960х годов была даже выдвинута идея создать отдельное национальное отечество для цветных. Однако было решено не делать этого. Прислушались к мнению профессора С. Цилльерса: ссылаясь на то, что основой политики бантустанов является удовлетворение стремлений народов к самостоятельному национально-культурному развитию, он заявил, что между африканерами и цветными различий в культурных традициях не существует.
При правительстве была создана комиссия по вопросам социального и экономического развития банту, которая обосновывала необходимость переселения всех африканцев из белой зоны на отведенные им территории (они соответствовали традиционным районам племенных расселений). По замыслу Фервурда, бантустанам предусматривалось предоставить сначала внутреннее самоуправление, а затем независимость, в итоге чего стало бы создание "созвездия государств Южной Африки" в составе одного белого и десяти черных государств. В 1958 году вышел закон о-лоощрении самоуправления банту. В бантустанах вводились собственные правительства и парламенты, избираемые негритянским населением. А закон об инвестиционных корпорациях банту (1959) создавал основу для экономического развития африканских национальных отечеств.
Подавляющее большинство туземцев эта схема совершенно устраивала. Отчасти она начала действовать еще до Фервурда. К примеру, подобным статусом уже довольно давно пользовалась территория, примыкающая к побережью Индийского океана. Эта самая большая резервация Южной Африки именовалась Транскей. По закону 1924 года здесь было запрещено селиться белым, за исключением так называемых трейдеров, совмещавших функции продавцов, врачей и почтальонов. При этом трейдерам было нельзя располагаться ближе, чем на расстоянии восьми километров друг от друга.
В Транскее жили племена, именующие себя "коса". Это одно из ответвлений зулусов. Помимо них туг обитали и потомки беженцев, которые в 1823 году устремились сюда с севера, спасаясь от отрядов зулусского "государства". "Коса" называли их "финго", то есть рабами, считали низшей расой и не разрешали жениться на своих дочерях. "Финго" выполняли самую грязную работу и были, таким образом, изгоями в Транскее.
Традиционная система, согласно которой "коса" управлялись своими вождями, была закреплена в законодательстве, препятствующем проникновению цивилизации в этот заповедник. Показательно, что организованные таким образом африканцы относились к европейцам с неизменным уважением.
К 1960 году в бантустанах проживало около 40 % африканского населения Южной Африки. В 1963 году был принят закон о конституции Транскея. Столицей этой территории становилась Умтата. Здесь заседало законодательное собрание из 4 верховных вождей и 60 вождей, занимающих ответственные посты в 9 административных округах Транскея. Выборная часть парламента была представлена 45 депутатами. Вводились собственная символика, в том числе гимн - "Нкоси Сикелел'и Африка" {с 1994 года - гимн ЮАР). Главой Транскея становился наиболее могущественный вождь - Кайзер Матанзима.
В 1962-1963 годах специальная комиссия разработала план бантустанизации Юго-Западной Африки. Идея организации независимых бантустанов отвечала истинному самоопределению африканских народов в соответствии с Уставом ООН. Однако не надо и говорить о том, что "мировая общественность" начала резко протестовать против подобного разрешения расового вопроса. Все бантустаны были объявлены "незаконными", а их лидеры - соглашателями с властями Претории. На вождей, чиновников и полицейских бантустанов коммунистические подстрекатели умело направляли гнев "черных масс".


(c) Дм.Жуков - "Апартеид. История режима"
Subscribe

  • Русское движение

    Одна из главных проблем русского движения в том, что его возглавляют (в том числе и идейно) некие мутные люди, с неизвестными источниками…

  • Читаю в новостях...

    Читаю в новостях: "Глава автономии цыган назвала свою версию конфликта..." А у русских нет - ни автономии, ни своего представительства. Поэтому и…

  • Удручающее впечатление

    Очень удручающее впечатление производит верность современных русских националистов каким-нибудь замшело-архаичным движениям прошлого, вроде Вандеи…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Русское движение

    Одна из главных проблем русского движения в том, что его возглавляют (в том числе и идейно) некие мутные люди, с неизвестными источниками…

  • Читаю в новостях...

    Читаю в новостях: "Глава автономии цыган назвала свою версию конфликта..." А у русских нет - ни автономии, ни своего представительства. Поэтому и…

  • Удручающее впечатление

    Очень удручающее впечатление производит верность современных русских националистов каким-нибудь замшело-архаичным движениям прошлого, вроде Вандеи…