Владимир (wg_lj) wrote,
Владимир
wg_lj

Categories:

История ЮАР (10)

Глава девятая. Начало конца

В пропагандистской литературе почему-то считается, что преемник Фервурда на посту премьер-министра - Балтазар Форстер -фактически ничем не отличался от своего предшественника. Апартеид якобы продолжал укрепляться, а африканцы ущемлялись в своих правах с той же настойчивостью. Все это нисколько не соответствует истине. Период правления Форстера - это начало разложения системы апартеида, подмена прежних африканерских ценностей идеями западного мира (естественно, с местной спецификой), существенная либерализация политической и экономической сферы жизни общества.
До своего избрания на пост главы государства Форстер был министром юстиции, полиции и тюрем. Он довольно активно и успешно боролся с черным экстремизмом, кроме того, еще с 1930-х годов Форстер считался в партии твердым и бескомпромиссным человеком, до конца отстаивающим свои убеждения. В годы Второй мировой войны он, напомним, был интернирован за свои пронацистские взгляды (Форстер перевел на африкаанс "Мою Борьбу" Гитлера и был генералом "Осеева Брандваг"). Все это создавало ему ореол фанатичного лидера, который сможет постоять за идеи африканеров.
Однако подобные ожидания оказались фикцией. Сразу после смерти Фервурда в недрах Национальной партии выявились противоречия между крупной африканерской буржуазией и промышленниками с одной стороны, и между фермерами - с другой. Политически этот конфликт оформился в противостояние двух фракций, условно именуемых "ферлихте" (просвещенные) и "феркрампте" (твердые, консерваторы). Первые заявляли о том, что экономическое развитие ЮАР тормозит неблагоприятный имидж страны за рубежом, и это отпугивает потенциальных инвесторов. Поэтому необходима либерализация, смягчение апартеида и предоставление некоторых политических прав черному большинству, Открытую поддержку подобным идеям высказал крупнейший южноафриканский промышленник, директор правления "Англо-Американской корпорации" Гарри Оппенгеймер ("Дискриминация по расовой принадлежности или по цвету кожи является неправильной с точки зрения морали, а с точки зрения экономики - неприемлемой"). "Феркрампте" же продолжали настаивать на сохранении прежнего курса и выступали против того, чтобы во главу угла ставились лишь экономические интересы.
Хотя Форстер открыто не примкнул ни к одной из этих фракций, он начал предпринимать шаги, которые отвечали интересам либералов. В начале 1967 года Форстер принял решение об установлении дипломатических отношений с некоторыми странами Африки, не проконсультировавшись с парламентской группой Национальной партии. В феврале на заседании фракции часть депутатов во главе с Яапом Марэ и Йоханнесом ван Ренсбургом подвергла резкой критике внешнеполитический курс правительства. Парламентское единство было подорвано.
Сформировалась внутрипартийная группа, выражавшая недовольство политикой премьер-министра по отношению к странам Африки, англоязычным южноафриканцам, иммиграции и бантустанизации. Радикальных националистов не устраивало, что в ЮАР значительно увеличилось число католиков из Южной Европы и Латинской Америки, поскольку приезжие "зачастую безразлично относились к цвету кожи и не стремились к изучению африкаанс, создавая, таким образом, угрозу африканерской культуре и языку". Радикалов не устраивало и то, что правительство растрачивало огромные суммы на развитие экономики бантустанов, кроме того, "политика правительства приводила к увеличению роли африканцев в сфере труда".
Лидером "феркрампте" вскоре стал сын генерала Джеймса Герцога, министр здравоохранения, почт и телеграфа Альберт Герцог. В 1968 году Форстер лишил его министерских постов. После этого, в феврале 1969 года Герцог выступил с большой речью в парламенте, в которой он выступил с уничтожающей критикой в адрес политики Форстера, обвинил премьера в отходе от принципов Национальной партии и призвал руководствоваться кальвинистской верой и традициями, которые составляют сущность африканерской нации.
Конфликт между Герцогом и Форстером достиг кульминации в сентябре 1969 года на съезде партии в Трансваале. Сторонники "феркрампте" выдвинули предложение о проведении голосования об оказании вотума доверия руководству партии. Делегатам было предложено подтвердить свою поддержку курсу правительства по следующим вопросам: об отношениях с англоязычными, о дипломатических связях с африканскими государствами, об иммиграционной политике и о политике в области спорта. В итоге большинство поддержало Форстера, и в октябре Герцог и его сторонники, включая четырех депутатов парламента, вышли из Национальной партии, образовав Возрожденную национальную партию (ХНП). Через некоторое время лидером партии стал Я. Марэ, а А. Герцог возглавил фонды "политической опеки" для оказания финансовой помощи правой прессе и радикальным полувоенным политическим и культурным организациям африканеров: фонд Питера Нитлинга, Йоханы Циервогель, "Африканерперсфондс" и "Африканерперс-фомдсраад".
Партия призывала к "истинному африканерскому национализму Стрейдома и Фервурда", неукоснительному соблюдению принципов чистого апартеида и всемерному укреплению господства африканеров. Выдвигались требования запрета на проживание африканцев в городах, более строгого разделения коммунальных и социальных услуг между белыми и небелыми, снижения расходов на образование негров, сокращения жилищных и социальных услуг для небелых. В ряду более радикальных лозунгов: признание африкаанс единственным официальным языком ЮАР и ограничение темпов экономического роста: "Надо защитить экономику ЮАР от пагубного влияния внешних финансовых тенденций".
Основной социальной опорой ХНП стали африканерские фермеры и белые рабочие, внушительная часть священников, некоторые профессора и преподаватели ВУЗов северных провинций ЮАР. Белый рабочий "класс" Южной Африки в этот момент и позднее представлял собой радикально-консервативную группу, не желавшую идти ни на какие уступки черному и цветному "пролетариату". Крайне-правые позиции заняло и руководство профсоюзов, занявших бескомпромиссную линию в отношении любых реформ, ущемлявших интересы белых.
Несколько позже к электорату ХНП присоединилась многочисленная армия государственных служащих. Этому способствовало снижение на протяжении 1970х годов реальной заработной платы белых чиновников и увеличение доли неевропейцев в аппаратах госучреждений. За 1974-1979 годы реальные доходы белых служащих центрального аппарата уменьшились на 23 %, а чиновников провинциальных органов - на 12 %. Это принуждало госслужащих массово покидать свои места и искать работу в более экономически выгодных сферах. Соответственно, росло количество черных и цветных чиновников. К началу 1980х годов число последних достигло 65% всего государственного аппарата!
Правительству Форстера удалось добиться внушительных экономических успехов, однако это мало влияло на политическую изоляцию ЮАР. Отношения с "мировым сообществом" продолжали осложняться. Еще с начала 1950х годов вопрос об апартеиде был постоянным и одним из наиболее важных пунктов повестки дня в ООН.
Правительство ЮАР сразу же заняло твердую позицию, отвергавшую право Генеральной Ассамблеи ООН обсуждать эту проблему, ссылаясь на пункт 7 статьи 2 Устава ООН о невмешательстве во внутренние дела государств-членов. В 1955 году в знак протеста ЮАС отозвала своего представителя на Генеральной Ассамблее ООН и возобновила участие в ее работе лишь в 1958 году. В 1974 году Генеральная Ассамблея заявила о непризнании полномочий делегации ЮАР, и с этого времени ее представители не принимали участия в ее работе. В 1977 году Совет Безопасности ООН принял резолюцию о введении обязательного эмбарго на поставки оружия в ЮАР, и о запрете сотрудничества в ядерной области с режимом апартеида. В 70-х годах ряд стран - производителей и экспортеров нефти на мировой рынок ввел на добровольной основе эмбарго на поставки ее в ЮАР. Фактически страна была отстранена от участия в международной жизни.
Поэтому при Форстере приоритетным направлением внешней политики ЮАР стало региональное. Руководство страны стремилось сохранить и укрепить "буферную зону" из колониальных территорий, с тем, чтобы не допустить приближения "национально-освободительной" войны к своим границам. В этот период ЮАР предприняла попытки аннексии Лесото, Ботсваны и Свазиленда, оказывала помощь режиму Яна Смита в Южной Родезии (бывшая английская колония, в которой существовал режим, аналогичный южноафриканскому апартеиду).
Стремясь сохранить гегемонию ЮАР в регионе, Форстер выдвинул идею создания Южноафриканского содружества {"Созвездия государств Юга Африки"). В ее основе помимо политических целей примирения соседних государств с режимом апартеида лежали также экономическая взаимозависимость стран Юга Африки, общность их исторического развития. В этот период были установлены дипломатические отношения с Малави, позднее оказавшейся единственной африканской страной, не разорвавшей дипломатических связей с Преторией. Африканский рынок продолжал служить для сбыта товаров многочисленных отраслей экономики ЮАР.
Отношения ЮАР с неафриканскими странами концентрировались на двух главных направлениях. Одно из них - развитие сотрудничества с государствами, политические и экономические интересы которых не препятствовали поддержанию связей с Южной Африкой. К их числу относились, прежде всего, Израиль, Чили, Парагвай, Тайвань, Южная Корея.
Важнейшее место в этой группе стран правительство Форстера отводило Израилю. С конца 1960х годов ЮАР все в большей мере использовала свои связи с этим государством для преодоления своей растущей изоляции в мировом сообществе, особенно в отношении поставок вооружений и передовых технологий. В 1969 года Израиль впервые направил в ЮАР своего представителя в ранге посла. В 1972 году открылось генеральное консульство ЮАР в Израиле. Во время ближневосточной войны 1973 года ЮАР открыто встала на сторону Израиля. В 1976 году Форстер посетил Израиль с официальным визитом, в результате которого между двумя странами было заключено соглашение о всестороннем сотрудничестве.
Чрезвычайно важной сферой внешнеполитической деятельности ЮАР являлись отношения с ведущими западными державами, прежде всегосСо-единенными Штатами Америки, Великобританией, ФРГ, Францией, Японией, которые были ее главными торгово-экономическими партнерами. В условиях раскола мира необходимость консервации сложившихся связей с Южной Африкой, являвшейся важнейшим источником золота и стратегического сырья для мирового рынка, имела для Запада первостепенное значение. Поэтому с начапа 1970х годов и, особенно, в период проведения правительством ЮАР "нового курса" западные державы в целом поддерживали внешнюю политику Претории, направленную на нормализацию отношений со странами континента за рамками проблемы апартеида.
В 1970е годы атаки террористических сил на режим апартеида участились и приобрели перманентный характер. Внутри ЮАР рост "черного самосознания" все чаще приводил к масштабным акциям протеста, переходившим в вооруженное противостояние. Наибольшую известность получил так называемый "школьный бунт" в пригороде Йоханнесбурга Соуэто 16 июня 1976 года. В этот день коммунистами и черными расистами была провозглашена очередная акция неповиновения. В качестве "повода" к беспорядкам подстрекатели избрали отказ властей отменить африкаанс в качестве обязательного языка в школах (довольно странное требование, учитывая то, что африкаанс все же являлся основным государственным языком страны). На улицы вышли тысячи перевозбужденных черных студентов и школьников, принявшихся переворачивать полицейские автомобили, поджигать лавки и магазины, убивать представителей власти (особенно жестокому насилию подвергались африканские полицейские и служащие). Полиция была вынуждена открыть огонь по беснующейся толпе, после чего беспорядки перекинулись на территорию всего Соуэто и продолжались до конца 1976 года.
На какие бы уступки и послабления ни шло правительство Форстера, лидеры "национально-освободительных" движений не желали идти ни на какие переговоры, и лишь радикализировали свою борьбу. Когда в середине десятилетия в Португалии был совершен военный переворот, и к власти пришло либеральное правительство, обстановка на юге Африки накалилась. Португалия предоставила независимость своим колониям, в частности, Анголе. Последовал новый всплеск гражданской войны, активизировавший террор против мирного населения (прежде всего, белого) как в самой Анголе, так и в Юго-Западной Африке (подмандатной территории ЮАР), и в целом ряде соседних африканских государств. Только из Анголы были вынуждены бежать сотни тысяч европейцев и метисов. В те же годы левые радикалы пришли к власти в Мозамбике, а несколько позднее - в Южной Родезии, тут же переименованной в Зимбабве. Руководители всех этих государств открыто оказывали политическую и вооруженную поддержку коммунистическим партизанам, создававшим в "прифронтовых государствах", граничащих с ЮАР, свои лагеря и базы. Участились диверсионные вылазки и на саму территорию Южно-Африканской Республики.
Большую помощь оказывали также Куба, СССР и другие страны варшавского договора. Эта помощь носила разный характер (от финансирования и вооружения, до посылки в Африку своих контингентов и инструкторов), но в любом случае имела подрывной характер, направленный на ликвидацию белого присутствия в регионе и установление здесь просоветских режимов. Наиболее масштабной была помощь Кубы; с 1975 по 1988 годы в Африке воевало в общей сложности 500 тысяч представителей "острова свободы".
Все это неизбежно привело к тому, что в ЮАР резко возросло влияние военных и полиции. Уже с конца 1960х годов полицейские силы начали вооружаться современным оружием, в том числе автоматическим, а также бронетехникой. Кроме того, были сформированы полицейские резервы, состоящие из белых добровольцев, прошедших подготовку и привлекавшихся при чрезвычайных обстоятельствах. Было усилено так называемое "Особое отделение" полиции, занимавшееся расследованием и предупреждением политических преступлений.
Для нивелирования угрозы существованию режима были созданы специальные структуры. Во второй половине 1960х годов было образовано Бюро государственной безопасности (позднее переименовано в Совет государственной безопасности) при кабинете министров. В этой организации ведущую роль стали играть армейские офицеры во главе с лидером Национальной партии Капской провинции и министром обороны Питером Ботой.
Однако главным средством предупреждения и отражения вооруженных атак отрядов террористов являлась армия. С начала 1960х годов оборонительные расходы государства неуклонно росли: увеличивались ассигнования на авиацию, возрастала чи< юнность личного состава и гражданского ополчения, закупались новейил образцы боевой техники. В 1970е годы Южноафриканские силы самообороны (САДФ) начали предпринимать превентивные меры, в частности рейды на территории прифронтовых государств, уничтожая лагеря и базы повстанцев. В практику САДФ вошла так называемая "вертолетная оккупация" - использование высокомобильных небольших подразделений. Активно применялась бронетехника и гаубичная артиллерия. Все было направлено на то, чтобы максимально снизить потери среди своих, преимущественно белых, солдат. С той же целью ЮАР начала поддерживать те африканские военно-политические группировки, которые выступали против марксистов, а также начала подготовку цветных и африканских подразделений в составе САДФ.
Основу военно-политической доктрины ЮАР составила "Тотальная стратегия", то есть "мобилизация всех внутренних ресурсов страны для отражения военных и террористических ударов. Главной задачей стало воспрепятствование наступления коммунизма на ЮАР (при этом "внутренний" коммунизм не отделялся от "внешнего"). В декабре 1972 года начальник генерального штаба САДФ адмирал Хьюго Биерман заметил: "Нам необходимо убедить Запад, что коммунистическое проникновение в Южное полушарие представляет собой прямую угрозу интересам Западной Европы и всего свободного мира".
Основным фронтом военного противостояния красной угрозе стала Юго-Западная Африка (позже получившая наименование Намибия). Надо отметить, что ООН еще в 1966 году прекратило действие мандата ЮАР на этой территории, однако правительство Южной Африки не пожелало бросать проживающих здесь белых на произвол судьбы. Здесь действовали законы ЮАР, были введены нормы апартеида, создано 9 бантустанов.
Часть африканского населения ЮЗА включилась в активную борьбу против белого господства, проводившуюся в основном под эгидой левацкой и расистской группировки "Народная организация Юго-Западной Африки" (СВАПО) при помощи ее военизированного террористического крыла "Народно-освободительная армия Намибии" (ПЛАН). Конфликт в Намибии можно разделить на четыре фазы.
В течение первой (1966-1973 годы) вооруженные банды начали партизанскую войну, выдвигаясь с территории Танзании и Замбии (там располагались их базы и лагеря), создавали в ЮЗА тайные опорные пункты. Действия мятежников успеха не имели. Армия и полиция ЮАР сумели ликвидировать все вторгнувшиеся на территорию ЮЗА бандгруппы. В конце 1969 - начале 1970 на конференции в Танге лидеры СВАПО объявили вооруженную борьбу "единственно эффективным способом завоевания независимости".
Вторая фаза (1973-1977 гг.) характеризуется проведением масштабной психологической кампании ЮАР "по завоеванию умов и сердец" африканского населения. Параллельно с этим, в ЮЗА была создана 101-ая армейская группировка со штабом в Хрутфонтейне. Численность САДФ здесь достигла 50 тысяч человек в 1976 году.
В ходе третьей фазы (1977-1984 гг.) произошла перегруппировка войск, штаб армейской группировки был перенесен в столицу ЮЗА Виндхук, были образованы "стратегические деревни" и "оперативные зоны" в широкой полосе вдоль границы с Анголой и Замбией, численность войск возросла до 75 тысяч человек (1980 г.), активно формировались подразделения из местного африканского населения, созданы Территориальные силы ЮЗА численностью 20 тысяч человек.
Во время четвертой фазы (1984-1989 гг.) боевые действия бандподполья активизировались, общая численность войск САДФ и Территориальных сил ЮЗА была доведена до 100 тысяч человек. Партизанская война распространилась на центральные районы страны. После подписания международных соглашений войска ЮАР покинули территорию Намибии.
Поскольку основные базы боевиков располагались в "прифронтовых государствах", САДФ периодически наносила превентивные удары по Анголе, Лесото, Ботсване, Замбии, Зимбабве. Такая практика вполне оправдывала себя до того времени, пока правительство ЮАР не капитулировало перед черным большинством и "мировым сообществом".


(c) Дм.Жуков - "Апартеид. История режима"
Subscribe

  • Кубок Америки по футболу 2021

    Помимо Евро-2021 нас в самое ближайшее время ожидает и другой потенциально интересный турнир - Кубок Америки по футболу 2021 или Кубок Комнебол.…

  • Болельщики - куколды

    https://www.sports.ru/poll/football/1097858015.html (чтобы увидеть там проценты, надо проголосовать) Хотя, возможно, это XXLы набежали и…

  • Фейсбук

    Чем чаще скрываешь в фейсбуке рекламу, указывая причину "нежелательная тематика", тем больше фейсбук ее и подобную тебе подсовывает. Прямо…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments