Владимир (wg_lj) wrote,
Владимир
wg_lj

Categories:

История ЮАР (12)

Глава одиннадцатая. Южноафриканский Апокалипсис

Зададимся вопросом, see ли высшие руководители государства понимали, к чему приведут их реформы? Осознавали ли они, что итогом "демонтажа апартеида" может быть геноцид африканерской нации? Представляется, что последние белые президенты ЮАР - Питер Бота и Фредерик де Клерк - уже задолго до катастрофических событий конца 1980-х - начала 1990х гг. перестали считать Южную Африку своим Отечеством, Показательно, что как один, так и второй предпочли эмигрировать в Швейцарию. Другие лидеры пребывали в мире иллюзий. Профессор Стеленбошского университета С. Тербланш заметил: "Белые жили как в раю и думали, что после урегулирования все останется как было, а черные думали, что после перехода власти каждый из них получит "мерседес".
Кратко рассмотрим ход южноафриканского апокалипсиса.
К концу 1988 года ситуация на юге континента существенно изменилась. Практически все законы апартеида были упразднены или не действовали, за исключением лишь актов о борьбе с терроризмом и коммунизмом. Впрочем, за левацкие убеждения уже давно никого не сажали. Конечно, Бота продолжал повторять банальные истины о том, что против ЮАР "действуют разрушительные силы, направляемые из Москвы". Однако уже летом 1987 года была проведена встреча руководства АНК с представителями правительства.
В начале 1989 года у Боты приключился инсульт. На заседании парламентской фракции Национальной партии ее лидером был избран Ф, де Клерк, В июле 1989 года президент встретился с Нельсоном Манделой, который оставался формальным лидером АНК, находясь заключении (задолго до этого он был переведен в комфортабельный коттедж, где жил вполне припеваючи и ни в чем себе не отказывал). В качестве условий для полного освобождения Манделы из "тюрьмы" были названы: отказ от насилия и разрыв отношений с коммунистической партией. Разумеется, "узник совести" наотрез отказался от этих вполне разумных требований. Более того, он предъявил своеобразный ультиматум, призвав правительство снять запрет на деятельность АНК и других расистских и коммунистических группировок, освободить террористов, отменить чрезвычайное положение. Поразительная наглость, учитывая то, что бандиты из "Копья нации" продолжали ежедневно истреблять десятки белых мирных жителей.
2 августа 1989 года началась очередная лицемерная "акция неповиновении". Сотни негров в различных районах страны явились в медицинские учреждения и потребовали "оказать им помощь". Экономические круги со своей стороны усилили натиск на правительство, говоря о необходимости "решительной перемены курса". Крах стал необратимым.
20 сентября 1989 года де Клерк стал президентом. Ему оставалось лишь послушно выполнить все условия, продиктованные черными расистами и "мировым сообществом". На открытии сессии парламента в феврале 1990 года он объявил о снятии запрета на деятельность АНК, Панафриканского конгресса и коммунистической партии и о полном освобождении Манделы.
"Террорист № 1" (кстати, в этот момент Советский Союз присвоил ему Ленинскую премию мира) прибыл в Кейптаун и выступил на митинге черных радикалов. Он заявил: "Факторы, которые сделали необходимой вооруженную борьбу, все еще существуют сегодня, у нас нет другого выхода, кроме как продолжать борьбу". Как говориться, горбатого могила исправит! Единственным фактором, который продолжал "мозолить глаза" расистам из АНК - было белое население, которое предстояло либо физически уничтожить, либо превратить в изгоев.
Чем больше правительство шло на уступки, тем агрессивнее становились террористы. Когда ряд белых политиков предложили новую государственную модель, согласно которой каждая расовая группа должна иметь равный вес в законодательном органе, с тем чтобы ни одна из них не могла господствовать, черные расисты вновь призвали к "решительной борьбе".
2 мая состоялась встреча лидеров АНК и коммунистической партии с правительством, на которой была фактически подписана капитуляция. Террористы выпускались из тюрем, и могли свободно вернуться в ЮАР из-за рубежа. Больше того, "борцам против апартеида" предоставлялся иммунитет от судебных преследований! К 30 апреля 1991 года было освобождено 933 "политических заключенных", однако 364 террористам было отказано в этом из-за серьезности совершенных ими преступлений. В ЮАР вернулось около 6000 эмигрантов (отказано было лишь 100 экстремистам).
Нельзя сказать, что белые патриоты не пытались противодействовать произволу властей. Но теперь подавляли уже их. Митинги африканеров жестоко разгонялись полицией и негритянскими экстремистами, белых совершенно безнаказанно убивали в открытую, средь бела дня (еще бы - ведь это была "борьба против апартеида").
Консервативная партия справедливо обвинила правительство в нарушении предвыборных обещаний не вести переговоров с АНК, пока тот не откажется от насилия. Даже бывший президент П. Бота вышел из Национальной партии в знак протеста против того, что в переговорах принял участие лидер коммунистов Джо Слово.
Но почему белые долгое время практически не шли на адекватные черному террору действия? Любопытную точку зрения высказал один из лидеров Демократической партии В. Малан: "Консерваторы фактически смирились с тем, что дело идет к созданию правительства большинства. Их особенностью (включая таких правых деятелей, как Ю. Тербланш) является то, что они воспитаны в уважении к закону, поэтому они вряд ли будут выходить в своем сопротивлении переменам за рамки законов. В Национальной партии многие надеялись, что им удастся сохранить за собой контроль, то есть, разделяя власть, фактически оставить ее за собой. В этой партии произошли фундаментальные перемены. Она защищает уже не африканерские привилегии, а белое богатство, капиталистические интересы, ту "курицу", которая, как они любят говорить, "несет золотые яйца".
Однако даже в этих условиях во властных структурах находились те, кто брал на себя ответственность хотя бы притормозить наступление хаоса. Во второй половине июля 1990 года полиция произвела серию арестов. Среди арестованных оказался, в частности, член исполкома АНК С. Махарадж. Было объявлено о раскрытии коммунистического заговора с целью свержения правительства. С учетом сложившейся в стране обстановки, подобное заявление вряд ли можно рассматривать как надуманное. Впрочем вскоре заговорщики вновь оказались на свободе.
Остановить гибельный процесс было уже невозможно. Мандела добился того, чтобы в конце года члены АНК и "Копья нации" окончательно получили статус неподсудности. Хотя эти организации и отказались формально от вооруженной "борьбы", это не означало, что террор прекратился. Ведь помимо АНК в ЮАР действовал целый ряд еще более экстремистских групп. Некоторые из них вели борьбу против АНК.
К примеру, против Манделы выступало движение "Инката", возглавлявшееся президентом Квазулу (бывший бантустан, получивший статус независимого государства) вождем Мангосуту Бутелези. Поскольку в армейских кругах ЮАР организация Бутелези рассматривалась как неплохой противовес АНК (кроме того, она не носила открыто расистского характера и почти не нападала на белых), "Инката" финансировалась из бюджета министерства обороны, а члены ее боевого крыла обучались инструкторами южноафриканского спецназа.
Соратники "Инкаты" провели ряд довольно успешных боевых акций, в ходе которых было уничтожено немало экстремистов - сторонников АНК. С конца 1980х годов такие акции неоднократно имели место в негритянских рабочих поселках - тауншипах, просто кишевших расистами. Бойцы "Инкаты" использовались и в ходе беспорядков в бывших бан тустанах (также получивших независимость). Эти беспорядки были организованы АНК с целью свержения законных властей новых африканских государств.
Неопределенность политической обстановки постоянно подталкивала де Клерка к новым антиконституционным шагам. На очередной встрече с Мандолой он подписал протокол, предусматривавший, что проект новой конституции будет разработан выборным конституционным собранием и что по итогам выборов должно быть сформировано многорасовое переходное правительство. Аналогичные предложения выдвинул многопартийный форум, названный Конвентом за демократическую Южную Африку (КОДЕСА). Движение "Инката", которое теперь стало называться Партией свободы Инката (ПСИ), выступило против этого соглашения, и в декабре 1992 года вождь Бутелези опубликовал проект конституции будущего государства в составе этнического бантустана Квазулу и провинции Натапь. Другие лидеры бывших бантустанов (а в тот момент независимых государств: Бопутатсваны и Сискея) также отказались принимать участие в создании многорасового унитарного государства.
Консервативное крыло африканеров отреагировало на достигнутое соглашение созданием тайного комитета по мобилизации недовольного белого населения на борьбу с реформами. Конечной целью белых патриотов было создание отдельного государства африканеров. Треурнихт заявил: "Капитуляция де Клерка трагична, она наполняет сердца свободолюбивых буров и других белых чувством отвращения и ненависти". Африканерское движение сопротивления предрекло, что в случае претворения решений правительства в стране вспыхнет война.
Вероятно, этой войны и добивались черные расисты. Мандела ненавидел всех белых, в том числе и де Клерка. Он не хотел, чтобы в ЮАР белые имели хоть какое-то влияние. С целью активизировать бегство белых из страны АНК начал действовать по ленинскому принципу: "Чем хуже - тем лучше". К крайнему удивлению де Клерка, Мандела призвал всех негров к общенациональной забастовке (фактически, без всякого повода, ведь все требования черных расистов неукоснительно выполнялись). Страну поразил экономический кризис. На митингах е 1992 году (!) Мандела говорил буквально следующее: "Я убежден, что мы имеем дело не с нормальными людьми, а с животными. Следуя примеру нацистской Германии, господин де Клерк, Национальная партия, "Инката" убивают людей всего лишь за то, что они черные". Казалось бы - бред сумасшедшего: де Клерк и Национальная партия превратились к этому моменту в самых настоящих либералов, а "Инката" была организацией чернокожих... Тем не менее, слова Манделы были расценены, как призыв к убийству белых.
Тогдашний министр законности и порядка Хернус Криль позднее привел следующую статистику: в 1992 году было убито 20135 человек, то есть погибало более чем по 55 в день. За год были совершены нападения на 283140 человек, по 770 человек в день. Каждые 30 минут происходило одно убийство, каждую 21 минуту - изнасилование, ограбления совершались каждые 6 минут. А преступники в основном избегали наказания, так как обладали иммунитетом "борцов с апартеидом"...
Активизировали террористические действия и боевики Панафриканского конгресса. Бандиты постоянно нападали на полицейских и белых фермеров. На митинге 27 марта 1993 года главарь ПАК Кларенс Маквету в открытую взял ответственность на свою организацию за убитых незадолго до этого белую женщину и двух ее детей, и провозгласил: "Один фермер - одна пуля! Мы собираемся убивать всех белых - и детей, и стариков. Это будет год террора!"
Белое население активно вооружалось. В 1990-1992 годах в день выдавалось более 500 лицензий на ношение огнестрельного оружия. 10 апреля 1993 года на пороге своего дома в Боксбурге был застрелен генеральный секретарь коммунистической партии Крис Хани. Возмездие совершил Януш Якоб Валуе, соратник Африканерского движения сопротивления (оружие передал ему член Президентского совета К. Дерби-Льюис). Хани в свое время был активным боевиком "Копья нации", прошел военную подготовку в СССР, участвовал в партизанской войне в Южной Родезии, а с 1974 года действовал в подполье на территории ЮАР и Лесото.
Казнь коммуниста привела к новой волне насилия против белых. "За одного Хани - тысячу буров!" - кликушествовали на митингах черные экстремисты. Председатель натальского отделения АНК Хэрри Гвала призвал негритянских студентов овладевать огнестрельным оружием, для того чтобы "вести переговоры через прорези автоматов АК-47". Затем он сказал, что он "не готовится умереть за свободу, а готовится убивать за нее". Летом 1993 года четыре черных "борца с апартеидом" ворвались во время богослужения в Церковь Святого Джеймса в Кейптауне. Применив ручные гранаты и автоматы, подонки убили 12 и ранили 47 белых прихожан. В числе пострадавших оказались российские и украинские моряки, приглашенные в церковь миссионерской организацией.
Но и правые африканеры не сдавались. Был создан Африканерский народный блок (АНФ), в который вошли более 20 организаций белых. Председателем его совета стал Ф. Харценберг а директорат возглавил бывший командующий САДФ, герой войны в Намибии и Анголе генерал Констант Вильджоин. Главными целями АНФ было создание Бурской народной армии (из числа резервистов) и достижение самоопределения для африканеров. Вильджоин заметил, что никогда прежде в истории страны не достигалось такого единства между лидерами африканеров: "Это великая победа. Мы счастливы. Мы объединились по важному вопросу национального единства. Различные группы нашли друг друга, стремясь к единству среди африканеров". Один из руководителей АНФ, бывший начальник военной контрразведки генерал-майор Хруневальд, отметил, что правые белые могут выставить 500 тысяч опытных бойцов в случае начала полномасштабной гражданской войны.
На многотысячном митинге в Почефструме Вильджоин предъявил правительству ультиматум: "Мы не потерпим правления АНК". Собравшиеся поклялись вести войну против террористов из АНК и ПАК: "Если еще хоть один фермер будет убит в результате призывов АНК и ПАК, то это станет декларацией войны, и мы будем защищаться, используя все средства, которые у нас имеются. Возможного захвата белых школ в сельских районах черными не произойдет - даже, если для этого понадобится кровопролитие. Каждый фермер должен немедленно вступить в отряды коммандо".
Три недели спустя десятки тысяч вооруженных белых патриотов провели марш по улицам Претории, угрожая войной, если их представители не смогут договориться о создании независимого государства африканеров. Вильджоин призвал готовиться к самообороне: "Возможно, что борьба будет кровавой!"
25 июня 1993 года три тысячи разгневанных белых (в основном членов Африканерского движения сопротивления Ю. Тербланша) ворвались в здание Всемирного торгового центра, где в тот момент проводились очередные переговоры между террористами и белыми ренегатами. Патриоты принялись избивать участников сборища (при этом, они никого не убили) и заставили их спасаться бегством.
К сожалению, проект создания государства африканеров провалился. Золотоносные и алмазоносные районы белым никто бы не предоставил, в пустыню они бы не переселились. Однако реальный шанс получить хотя бы что-то был.
Дело в том, что президент Бопутатсваны Л. Мангопе не желал возвращения своего государства в состав ЮАР (как это было предусмотрено для всех бывших бантустанов). Но на территории Бопутатсваны спокойствие возмущали боевики АНК и ПАК. Они наметили "народное восстание" с целью свержения законного правительства. Когда беспорядки начались, Мангопе обратился за помощью к Вильджоину, чтобы он ввел отряды бурских "коммандо" в столицу государства - Мамбато, и спас режим. Единственным его условием было то, чтобы среди добровольцев не было представителей АБВ Тербланша.
Поразмыслив, Вильджоин согласился. В случае подавления антиправительственного мятежа в Бопутатсване белые приобрели бы здесь важную базу для осуществления своих замыслов. Причем это выглядело бы не как выступление "расистов", а как помощь законному черному правительству. По словам Д. Стейна, который командовал этой операцией, тогда "вся картина стала бы другой. Мы могли бы объявить об одностороннем провозглашении независимости. И десять против одного за то, что никто бы нас не тронул".
Накануне похода на Момбато Вильджоин посетил командующего сухопутными войсками ЮАР генерала Меринга и предупредил его о начинающейся операции, чтобы избежать столкновений с армией. После этого он по телефону отдал приказ на выдвижение, предупредив, однако, чтобы добровольцы не брали с собой оружия (в противном случае, их действия могли расценить как мятеж). Вооружить буров должна была армия Бопутатсваны, которой командовал белый генерал Дж. Тернер.
Однако в этот момент в события вмешалось АБВ Тербланша. Около 600 бойцов "Железной гвардии" {военизированного крыла АБВ) прибыли в Момбато и принялись разъезжать по столице, обстреливая митингующих негров. Эти действия привели к возмущению армии и полиции Бопутатсваны, и целые подразделения стали переходить на сторону мятежников. Когда отряды Вильджоина появились здесь, им не удалось получить обещанного оружия: страну поразила революция, а Мангопе был свергнут. В марте 1994 года таже участь постигла правительство Сискея.
26-29 апреля 1994 года состоялись всеобщие выборы, и АНК пришел к власти, получив поддержку большинства избирателей - 63% (за Национальную партию проголосовали 20%). 9 мая 1994 года Национальная ассамблея избрала президентом ЮАР Манделу. Однако, это уже история совершенно другого государства.


(c) Дм.Жуков - "Апартеид. История режима"
Subscribe

  • Кубок Америки по футболу 2021

    Помимо Евро-2021 нас в самое ближайшее время ожидает и другой потенциально интересный турнир - Кубок Америки по футболу 2021 или Кубок Комнебол.…

  • Болельщики - куколды

    https://www.sports.ru/poll/football/1097858015.html (чтобы увидеть там проценты, надо проголосовать) Хотя, возможно, это XXLы набежали и…

  • Фейсбук

    Чем чаще скрываешь в фейсбуке рекламу, указывая причину "нежелательная тематика", тем больше фейсбук ее и подобную тебе подсовывает. Прямо…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • Кубок Америки по футболу 2021

    Помимо Евро-2021 нас в самое ближайшее время ожидает и другой потенциально интересный турнир - Кубок Америки по футболу 2021 или Кубок Комнебол.…

  • Болельщики - куколды

    https://www.sports.ru/poll/football/1097858015.html (чтобы увидеть там проценты, надо проголосовать) Хотя, возможно, это XXLы набежали и…

  • Фейсбук

    Чем чаще скрываешь в фейсбуке рекламу, указывая причину "нежелательная тематика", тем больше фейсбук ее и подобную тебе подсовывает. Прямо…