Владимир (wg_lj) wrote,
Владимир
wg_lj

Categories:

«Загробные заметки» Н.Х. Бунге (1890-1894 гг.) (8)

Отделение шестое. Бессарабская окраина

Наиболее сделано для сближения с Россиею в Бессарабии, населенной молдаванами. Здесь введены русские учреждения, общее губернское управление, судебные уставы 1864 г., земское и городовое положения, наконец, учебные заведения с преподаванием на русском языке. Но это объединение касается только более образованного класса. Из губернаторских отчетов видно, что старшины и старосты, стоящие во главе сельского управления, часто совершенно не понимают русского языка. Это можно объяснить только крайним небрежением администрации и отсутствием заботливости относительно распространения народных школ.

Впрочем, в Бессарабии были забыты не одни народные училища, забыта была возвращенная России по Берлинскому трактату часть Бессарабии, в которой более 12 лет после заключения мира сохранялись все румынские учреждения.

Отделение седьмое. Мусульманский вопрос

Мусульмане населяют у нас Кавказ, Среднюю Азию, восточные губернии Европейской России и Таврическую губернию.

Несмотря на трудную, почти вековую борьбу с горскими народами, многое после покорения Кавказа способствовало водворению там русской государственной власти. Сюда относятся: разноплеменность населения, выселение в Турцию массы горцев-мусульман, водворение большей безопасности и порядка в стране, освобождение земледельцев от крепостной зависимости или рабства и проч. Но до царствования императора Александра III Кавказ был совершенно отделен от России, он имел свой бюджет, свои центральные учреждения, независимые от министерств, и своего наместника.

Страна, именуемая Степным и Туркестанским генерал-губернаторством, а равно и Закаспийская область, после завоевания легко подпали влиянию России потому, что водворение в них русской власти было синонимом упрочения мирной гражданственности и упразднения рабства. Но если Кавказский край составлял до 80-х годов нечто отдельное от империи, то он имел управление, более или менее приноровленное к действующему в России, судебные учреждения и вообще порядок, установленный законами, утвержденными верховной властью. Этого нельзя сказать о среднеазиатских наших владениях, которые напоминали собой до последнего десятилетия персидские сатрапии. Генерал-губернаторы, подчиненные только военному министру, фактически соединяли в себе всю власть, даже законодательную, и ведали почти все отрасли управления (12) и распоряжались местным хозяйством по своему усмотрению, на основании не законных постановлений, а личных своих понятий об общественном благе (13). Если не произошло большей путаницы от предоставления генерал-губернаторам неограниченной власти, то это надо поставить в особую заслугу главным начальникам.

(12) Власть генерал-губернаторов не простиралась лишь на казенные палаты и соединенные с ними акцизные управления.
(13) Стоит только вспомнить расход при генерал-губернаторе Черняеве на проведение дорог, потом оставленных, и расход по предполагавшемуся преобразованию податей в Ферганской области.

В царствование императора Александра III приступлено было к упорядочению этих отношений. Изданы были положения для Закавказского края, в видах подчинения управления местного центральному; положения для Туркестанского и Степного генерал-губернаторств, которыми обеспечивается более твердый порядок в управлении, установляется более правильно устроенный суд, ограждаются права собственности, отграничивается государственное хозяйство от местного и, наконец, распространяется власть центральных учреждений на окраины. Упомянутые постановления вскоре будут дополнены положением о Закаспийском крае. Такое сближение восточных окраин с внутренними коренными областями империи составляет, однако, лишь средство для более прочных связей, образование которых предполагает господство государственного языка и преобладание русских гражданских учреждений над иноплеменными, имеющими религиозный характер.

Выше было подробно объяснено, что навязать народу другой язык невозможно, но путем школы и известных требований от занимающих не только государственные, но и общественные должности можно достичь ознакомления грамотных слоев населения с языком господствующего племени, и это тем легче, чем менее языки и наречия иноплеменных разработаны и достигли литературного значения.

Конечно, невозможно преподавать русский язык в школе инородцам, которые с ним вовсе незнакомы, без пособия родного говора, но большое различие между чисто практическими приемами в обучении и филологической разработкой языков с целью литературного их развития и пробуждения в народе национального самосознания. Этим будет достигнуто не сближение инородцев с Россиею и русскими, а будут вбиваться клинья, которые должны окончательно расщепить еще не вполне сплоченное государственное хозяйство.

Очень трудно правильное разрешение вопроса о русской школе среди магометан, потому что у них вся грамотность, вся наука и весь гражданский быт основан на коране. Очевидно, что русская школа не может быть магометанской. Правительство не может принять на себя преподавание корана и пропаганду его учений ни на арабском, ни на русском языке. Оно может только требовать преподавания в мектебе и медрессэ, кроме корана, и русской грамоты, но все внимание должно быть обращено на то, чтобы мусульмане признали превосходство русской школы и чтобы они убедились, что дело идет не об обращении магометан в христианство, а о том, чтобы сделать их полноправными гражданами государства, к которому они принадлежат. Можно надеяться, что такой прием скорее всего послужит к одолению мусульманского фанатизма.

В делах, касающихся религии и общественных учреждений магометан, следовало бы правительству заботиться не о постройке мечетей, о сохранении ваку-фов (т. е. духовных имуществах, предназначенных для благотворительных целей), о медрессэ и мектебах, в которых изучается коран, словом о всем том, что служит к поддержанию магометанства, а о превосходстве всех русских учреждений, школ и благотворительных заведений. К чему предупреждать упадок ваку-фов и злоупотребления по управлению ими со стороны самих магометан, когда упадок вакуфов может поднять в глазах иноплеменников только значение русских учреждений, если они хорошо устроены? Какое дело нашему правительству блюсти интересы магометанства, если магометане сами их нарушают? Не лучше ли, если магометане сами признают преимущество русских учреждений над мусульманскими?

Отделение восьмое. Грузинский и армянский вопросы

Эти два вопроса только еще нарождаются вместе с появлением грузинской и армянской литератур. Все значение их в будущем, и значение это зависит от того, насколько наша школа будет способствовать обособлению этих народностей и насколько строй нашей гражданственности успеет укрепиться в странах, родственных России по вере, но не по языку Здесь нам следует помнить, что задача наша состоит не в поглощении этих народностей русской, что невозможно, а в том, чтобы последняя сохраняла свое государственное значение, была охранительницею и просветительницею иноплеменников и способствовала бы их связи с прочими частями империи.
Tags: 19 век, Российская империя, история
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment