Category: литература

Кстати, по поводу польских свобод

Где-то читал, что немцы в период оккупации Польши в 1939-44 гг. запрещали полякам даже начальное/среднее образование, все школы закрывались, и образование детям давали буквально подпольно, на квартирах, куда собирали поблизости живущих детей и учили их писать и считать. Кажется, читал это в воспоминаниях С.Лема или в какой-то книге о нем, сейчас точно не помню. Но факт запомнился.


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Шампиньоль Бернар - Роден (ЖЗЛ)

Шампиньоль Бернар - "Роден", Москва, "Молодая гвардия" (ЖЗЛ) , 2013



После поездки в Грецию и знакомства с классической скульптурой захотел почитать что-то о Родене, и попалась эта книга. Книга небольшого формата (Малая серия ЖЗЛ) и не особенно толстая, около 250 страниц.
Книга вполне удовлетворяет первичный интерес к жизни и работам скульптора. Написана достаточно живо и интересно. Можно получить самое общее представление о времени и среде, в которой развивался Роден. Автор был младшим современником Родена (ему был 21 год, когда Роден умер в 1917-м), то есть какое-то представление об эпохе, когда работал Роден, у него было. Видно, что Шампиньоль симпатизирует своему герою, некоторые эпизоды описаны очень вдохновенно. Однако автор приводит и негативные отзывы о художнике и не самых светлых сторонах его характера.
Collapse )


Прочитал на новогодних праздниках вторую книгу харитоновского "Буратины"

Впечатления - двойственные. Поначалу было ощущение - ох, как же здорово! Автор поддерживает уровень, заданный первым томом.

Но по итоговым впечатлениям - вторая книга хуже первого тома. Минусы, на мой взгляд, следующие:
Collapse )


Кир Булычев - "Посёлок"



Я редко читаю фантастику, тем более, отечественную. Повесть "Поселок" я смутно помню по публикациям "с продолжением" еще в советское время в одном из "взрослых" журналов, кажется, "Химия и жизнь". Помню, что тогда читал ее с интересом, но к настоящему моменту уже совершенно забыл о подробностях сюжета, помнил только, что речь шла о людях, потерпевших крушение на какой-то далекой планете и вынужденных вести там тяжелую борьбу за выживание.

Перечитал в этом году с огромным удовольствием. Мастерская книга Булычева, атмосфера, герои, сюжет - всё сделано с большим искусством, особенно описание отношений внутри маленького социума, заброшенного в незнакомые условия. При этом книга совсем небольшая по объему.
Эта книга из разряда таких, где элемент фантастического уходит на второй план, за описание человеческих отношений. Автор, помимо прочего, ставит здесь вопрос, насколько человек должен в нечеловеческих условиях отказываться от человеческого, чтобы выжить. Что даёт выигрыш - "зубастая" и мускулистая "животная" простота, казалось бы дающая в самой ближайшей перспективе весьма зримый эффект или человечность, разумность и "сложность", которые дадут выигрыш в итоге? На мой взгляд, в книге, написанной в середине 80-х годов, автор предвосхитил моральные дилеммы, стоявшие перед обществом в 90-е годы…
Collapse )


Михаил Елизаров - "Земля"

"Земля" Михаила Елизарова оставила двойственное впечатление. Безусловно, роман написан очень круто - прекрасным языком, повествование, особенно в первой половине книги, захватывает. История нашего современника, который в 90-е ходил в школу, потом служил в армии, события его жизни и сопровождающие их эмоции переданы очень реалистично. Текст по своей форме для современной русской литературы очень сильный, возможно, задающий даже какую-то новую планку. Читатель, несомненно, не один раз по ходу чтения соотнесет какие-то факты, персонажи и бытовые подробности со своими собственными воспоминаниями. "Включится" элемент сопереживания, на что писатель обычно и рассчитывает. Книга, в первую очередь, очень сильная реалистическая литература. История Владимира Кротышева, который с ранних лет своей жизни оказался неким образом повязан с "макабрической" темой - темой смерти, погребения, кладбища подана очень живо, реалистично и в то же время - изящно. В книге масса попутных, второстепенных действующих лиц, различных "виньеток", красиво переплетающих явь и неявь. И эта книга Елизарова, на мой взгляд, гораздо более "реалистичная", чем предыдущие его книги. Макабрическая ниточка вплетена в повествование, но она очень тонкая и изящная.
Collapse )




Гай Аноним - "С точки зрения Карфагена. Финикийцы и Карфаген", 2018

Эта книга понравилась и показалась мне намного более интересной, чем другая книга того же автора и издательства - «После Рима». Если «После Рима» по содержанию была знакомой и известной примерно на 90%, то тут ситуация обратная – около 90% новой информации. По аннотации книга представляет собой первое «непредвзятое» исследование истории Карфагена, «без враждебного подхода, основанного на источниках греко-римлян», то есть врагов Карфагена. Насколько это верно, сложно судить однозначно. Я смутно помню, что в детстве читал популярные книги по истории Древнего мира, где Карфаген, и в частности Ганнибал, были представлены с симпатией. Но это не суть важно. Эта книга действительно одна из немногих, а из изданий популярных и доступных, вполне возможно, и единственная, где история Финикии и Карфагена представлена достаточно последовательно и системно, а не только в связи с противостоянием карфагенян Риму, как то обычно и бывает.
Collapse )



Петр Палиевский

Об обстоятельствах интервью:
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2697813426929995&id=100001040921427

...
- А как вы оцениваете советскую литературу конца 50-х — начала 80-х годов, т. е. творчество писателей, условно говоря, вашего поколения? Вот, скажем, недавно отмечали 90-летие Шукшина. Как вы к нему относитесь?

К Шукшину я отношусь в высшей степени положительно. Конечно, он не достиг уровня классики, но он к этому стремился. Например, его сказочка «До третьих петухов» — это замечательное произведение. Там, в сущности, предсказана будущая перестройка, то, чем заманят в нее народ. Вспомните сцену, где черти хитростью захватили монастырь, а потом предлагают выгнанным монахам работу — переписать иконы, вместо ликов святых нарисовать портреты самих чертей. Это очень глубокое, доходящее даже до политических выводов сочинение. Но Шукшин был еще только на дороге, он слишком рано умер, и это вдвойне печально, потому что он, в отличие от многих, действительно развивался. Кстати, я с ним встречался незадолго до его смерти. У нас тогда возник общий проект по возрождению русского классического театра, так и неосуществленный. Я пришел к нему домой, он был один, пошел заваривать чай, а я стал смотреть на книжные полки. И знаете, что я там среди прочего увидел? Не поверите — «Уединенное» Розанова! Он был замечательный человек, но не хватало ему культуры, которая была у наших классиков. Толстой, например, знал девять языков, в том числе древнегреческий и иврит! И, к сожалению, не нашлось у него хороших критиков.

- Как вы оцениваете в целом феномен так называемой деревенской прозы?

Увы, я не могу воспринимать деревенскую прозу как исключительно положительное явление. Хотя с некоторыми «деревенщиками» меня связывали приятельские отношения, с Василием Беловым, например, да и с Валентином Распутиным я был хорошо знаком. На мой взгляд, самое лучшее они сделали не в литературе: я имею в виду их борьбу против поворота северных рек. Если бы эти планы осуществились, то это было бы колоссальное, необратимое преступление. Но их защита крестьянского образа жизни, его ценностей, особенно в «Ладе» Белова, все же тянула в прошлое. Как написал Есенин: «К старому возврата больше нет». А они тянули к тому, что уничтожил, с их точки зрения, чудовищный, ужасный большевизм. И это было моментально и широко использовано либеральным переворотом, начиная с Солженицына. «Матренин двор» есть классическая лжедеревенская проза, грубо сколоченная… И, между прочим, мне Белов говорил, что на него повлиял этот «Матренин двор». Так что у меня очень двойственное отношение к деревенской прозе. За исключением Шукшина, которого, на мой взгляд, туда совершенно неправильно зачисляют.
Collapse )


Михаил Елизаров - "Мы вышли покурить на 17 лет"

В ожидании новой книги Елизарова прочитал старую, вышедшую несколько лет назад, которую я почему-то пропустил. Сборник рассказов. Не лучшая и не самая яркая книга Елизарова, но мне понравилась. Прочитал с удовольствием. Есть места, где усмехнуться, есть, где погрустить и задуматься. Пожалуй, первые рассказы в сборнике – не самые «ударные», и поэтому книга раскрывается постепенно. В целом, кому нравится Елизаров и вообще своим ровесникам, очень советую.
Collapse )


Дмитрий Галковский - «Письма сестры», 2019



Полистал недавно в магазине. После «Бесконечного тупика» Галковский в своих книгах последовательно сводил счеты с теми, кто, как он считает, ему навредили – с «советской» интеллигенцией – вообще и с отдельными ее персоналиями, с Рыковым и Ольшанским («Два идиота») и т.д. Правда, в отличие от данного случая, выглядело всё это относительно благопристойно, хотя бы в рамках некого «интеллектуального хулиганства».

В этой книге он сводит счеты с собственной матерью, которая, как он считает, его «не любила» и родной сестрой. Для этого он публикует многословные письма сестры, наполненные разнообразными грязными и матерными оскорблениями в адрес его самого, его жены и ее родственников, различными скабрезными - то ли придуманными больным рассудком, то ли реальными - подробностями личной жизни самого ДЕГа и его близких. Collapse )